или
Вход в систему
восстановить пароль

Биография

Рукавишников Дмитрий Валерьевич

Дата и место рождения: 29 августа, 1977 года, г. Баку. Вырос ...

Другие гости 37.ru

Павел Фомин: «Мы стремимся сделать отделение «МегаФона» в Иванове федеральным центром компетенций компании» - Бизнес
12 Января 2017, 15:41   |   22311

Павел Фомин

Павел Фомин: «Мы стремимся сдела...

Директор Ивановского отделения компании «МегаФон»: «МегаФон»
Рубрика: Бизнес

Диагноз серьезный, но не смертельный - Власть.Политика
11 Мая 2016, 17:14   |   16796

Роман Ефремов

Диагноз серьезный, но не смертел...

Председатель комитета по экономическому развитию : Ивановская областная дума
Рубрика: Власть.Политика

Василий Скворцов: «Экономика в состоянии воблы» - Бизнес
19 Апреля 2016, 19:10   |   22998

Василий Скворцов

Василий Скворцов: «Экономика в с...

Председатель ИРО ОПОРЫ России: ИРО ОПОРА России
Рубрика: Бизнес

Владимир Шарыпов: «Главная задача - не повторить ошибки, которые были» - Власть.Политика
05 Апреля 2016, 14:01   |   5309

Шарыпов Владмир Николаевич

Владимир Шарыпов: «Главная задач...

заместитель председателя правительства Ивановской области, руководитель комплекса инфраструктуры:
Рубрика: Власть.Политика

Светлана Романчук: «Есть надежда на выздоровление» - Общество
05 Февраля 2016, 10:14   |   6174

Светлана Викторовна Романчук

Светлана Романчук: «Есть надежда...

Директор Департамента здравоохранения Ивановской области: Департамент здравоохранения Ивановской области
Рубрика: Общество

Илья Пигалкин:  «Ждем последовательных действий от нового руководства Ивановского УГИБДД» - Авто
16 Ноября 2015, 10:01   |   5144

Пигалкин Илья Валерьевич

Илья Пигалкин: «Ждем последоват...

Координатор Федерации автовладельцев России :
Рубрика: Авто

Сергей Митрохин: «Власть заниматься экономикой не может и не хочет» - Власть.Политика
14 Сентября 2015, 19:36   |   3850

Сергей Митрохин

Сергей Митрохин: «Власть занимат...

Председатель партии "Яблоко":
Рубрика: Власть.Политика

Михаил Болдин: Пенсия близко - Общество
04 Августа 2015, 11:30   |   4707

Болдин Михаил Васильевич

Михаил Болдин: Пенсия близко

Управляющий ОПФР по Ивановской области: Отделение пенсионного фонда РФ по Ивановской области
Рубрика: Общество

Алексей Машкевич: «Быть учредителем СМИ - это удел безумцев» - СМИ
01 Июня 2015, 16:35   |   5942

Алексей Машкевич

Алексей Машкевич: «Быть учредите...

Главный редактор: Журнал "1000 экземпляров"
Рубрика: СМИ

Упасть не грех, грех не подняться - Бизнес
05 Мая 2015, 13:46   |   4220

Владимир Щебельский

Упасть не грех, грех не подняться

Генеральный директор: RAUM-PROFIE
Рубрика: Бизнес

Дмитрий Рукавишников: «Посидеть полгодика не помешало бы каждому представителю мужского населения страны»

Дмитрий Рукавишников: «Посидеть полгодика не помешало бы каждому представителю мужского населения страны» - Власть.Политика

Ивановский фигурант «болотного дела», освободившийся по амнистии, ответил на вопросы о том, как жил в СИЗО, почему не верил в грозивший ему реальный срок и о многом другом.

13:45 27.01.2014|9| 3332 | Рубрика: Власть.Политика

Ничего от жены не скрывал

— Начнем с того, что наш читатель Миша интересуется: «В течение почти года после событий 6 мая было предчувствие, страх, что вам припомнят этот эпизод с туалетами?»

— Абсолютно нет.

— То есть, как гром среди ясного неба был для вас этот арест?

— Да, тем более учитывая, что буквально в ноябре 12 года мне приходилось общаться с оперативниками из центра «Э» (управления по противодействию экстремизму) по поводу очередного митинга, который проходил в Иванове. Ни слова мне не было сказано об интересе ко мне со стороны следственного комитета или кого-то еще.

— А вы действительно всё это время постоянно меняли квартиры?

— Я менял их не для того, чтобы от кого-нибудь скрыться. Просто, как говорится, рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше.

— Вспомните, как происходил сам арест?

— Пришли на съемную квартиру в Иванове в семь утра. Разбудили. Показали постановление об обыске и начали обыск. Забрали жесткий диск от компьютера, флешку, книжку Джона Голдберга «Либеральный фашизм». Название не понравилось, видимо. А это политологический труд на 600 страниц мелким шрифтом. Еще забрали листовки, которые предназначались для раздачи ивановским рабочим — о том, как создать профсоюз, как отстаивать свои права. Никаких экстремистских призывов в них не было.

— Кто именно проводил обыск?

— Следователь из Москвы Добарин. Майор юстиции. Изначально мне сказали, что я привлекаюсь в качестве свидетеля. Меня отвезли в следственный комитет Ивановской области, где привезенный вместе со следователем омоновец с уверенностью опознал меня как участника митинга 6 мая.

— Обыск проводили только у вас?

— В Шуе у матери тоже был обыск. От нее потребовали показать: «Где тут у вас политическая литература»? Она ответила, что политической литературы нет, есть только философская и художественная.

— Алла спрашивает: «Почему Дмитрий скрыл от жены участие в митинге на Болотной 6 мая 12 года. Поддерживает ли она его политические взгляды?»

— Я ничего от жены не скрывал. Она была в курсе того, что я участвовал в митинге. Более того, когда появилась информация, что на Болотной происходят какие-то якобы беспорядки и много задержанных, она мне звонила.

К огромному сожалению, у нас с ней несколько разные политические взгляды. Она в целом разделяет мое представление о происходящем в России, но не разделяет мою веру в то, что можно что-то изменить. Как и большинство наших сограждан, она также уверена, что с властью бороться бесполезно и эта борьба всегда заканчивается плохо.

— Ваша жена работает в муниципальной администрации. Повлиял ли на ее карьеру ваш арест?

— Насколько я знаю, никак не повлиял. Наоборот, все оказывали ей поддержку, пытались ободрить как-то.

— Как юрист она принимала участие в вашем деле?

— Нет. Так, я обращался к ней, если требовалось узнать какие-то юридические тонкости.

resize

— На митинге 6 мая арестовали вашего брата?

— Да, он был один из первых задержанных. Шла цепь, в которой в том числе находились и мы с братом. Нам противостояла цепь молодых ребят, по виду срочников, никаким образом не экипированных. По всей видимости, их специально там поставили, чтобы потом говорить о жертвах среди полицейских. А уже за их спинами находились так называемые «космонавты»-то есть омоновцы в полной боевой экипировке. По какому-то сигналу периодически передняя цепь размыкалась, и те омоновцы, которые стояли сзади, группой по 4–5 человек вырывали кого-то из нашей цепи и уносили в автобус. Таким образом, мой брат был задержан. Во время задержания он потерял ботинок. На следующий день я ему в изолятор временного содержания привозил обувь свежекупленную. Мой брат тоже активист «Левого фронта».

«Используй то, что под рукою и не ищи себе другое»

— Некто Бездарь, как и многие другие ивановцы, гадает, почему спустя почти год после событий 6 мая арестовали именно вас? Повлияло ли на это то, что вы являетесь помощником депутата Госдумы Ильи Пономарева?

— Да, я после выхода на свободу узнал, что Пономарев в твиттере как-то написал: «Задержан еще один мой помощник. Самая опасная профессия в России — быть моим помощником». Не думаю, что именно этот факт повлиял. Я же не могу всей механики понять, поскольку нахожусь по другую сторону баррикад. Но я думаю, моя политическая активность повлияла. Мое лицо было известно сотрудникам по каким-то эпизодам.

По поводу моего ареста есть две версии. Первая: следователи просматривали пленки с Болотной площади и находили любые моменты, за которые можно зацепиться и предъявить обвинения. Скриншотили эти моменты и рассылали по регионам. Кадр с моим лицом попал в ивановский центр «Э», где я был идентифицирован.

Вторая версия: против «Левого фронта» шла планомерная кампания, хотели найти конкретно что-то на меня или на еще одного ивановского активиста Илью Журавлева. Нашли на меня.

В пользу первой версии то, что задержано большое количество людей, которые не являются политическими активистами. Такие, как Денис Луцкевич — человек из армии только пришел, сходил с девочками за компанию на Болотную и сидит уже полтора года. Или Саша Марголин — вполне себе респектабельный представитель среднего класса. Совершенно не политический активист.

В пользу второй версии то, что достаточно значительная часть всех фигурантов «болотного дела» — это представители «Левого фронта». Начиная с двух главных действующих лиц Удальцова и Развозжаева. Акименко, Кавказский, Гаскаров — тоже активисты левых организаций.

Определиться с окончательной версией сложно: может быть и того чуть-чуть, и того — истина где-то рядом. Я действительно много об этом думал. У нас ситуация такая сейчас в стране, что героем может быть каждый. А я героем никогда быть не стремился. Просто машина репрессивная она же не разбирается. Непонятны критерии отбора жертв. Можно не ездить на Болотную и тоже оказаться в тюрьме.

— Тот же Бездарь спрашивает: «Не обидно было получить обвинение в расшатывании биотуалета?» Еще один наш читатель, назвавшийся Канадским всадником, недоумевает: «Зачем нужно было таскать туалет? Именно туалет! В чем логика протеста? Зачем вы мотали его туда-сюда

— Да, телекомпания НТВ обозвала меня «метателем биотуалетов». Но от НТВ было бы оскорбительнее получить положительный отзыв. Всем, кто получит положительный отзыв от этой телекомпании, срочно нужно что-то менять в своей жизни, если не сразу повеситься…

Почему именно туалет? Логика была в том, что когда сотрудники полиции, уже почувствовавшие вкус крови, или как это еще называется, впавшие в немотивированную агрессию, начали месить людей направо и налево, чтобы хоть как-то их остановить, появилось спонтанное решение поставить заграждение на их пути. А поскольку там больше не из чего было строить заграждение кроме этих биотуалетов, пришлось строить из них. В таких ситуациях не выбираешь, чем пользоваться. Как говорил Филеас Фогг в старом мультике «Вокруг света в 80 дней»: «Используй то, что под рукою и не ищи себе другое».

resize

«Я не принимал участия в беспорядках»

— Вам придется отдуваться за всю оппозицию и ответить на продолжение вопроса «Канадского всадника»: «Как вы готовы менять нашу жизнь к лучшему? Речь не о протестах, а вашем вкладе в изменение жизни, созидание! Не приветствую весь тот пафос, с которым говорят о вас, но очень надеюсь получить ответы от вас».

— Нужно, чтобы каждый человек у нас в стране задумался, как изменить свою жизнь к лучшему. Нельзя всего ожидать от государства — они должны построить дороги, они должны убирать снег зимой и т. д. Они ничего не должны. Никто тебе ничего не должен, если ты не имеешь возможности этот долг истребовать. И единственный способ потребовать от государства, чтобы оно эффективно работало (а это очевидный момент: государство — наш работник; чиновники, полицейские, те или иные госслужащие — они служат нам и зарплату получают из тех денег, что мы платим в качестве налогов) — это понять, что в одиночку противостоять государству невозможно. По той причине, что оно скажет: «Ты один, а я представляю всех». Только объединившись с другими, мы можем многого добиться. Если мы говорим о среде обитания, то есть действующая практика, когда люди эффективно защищают свои интересы, когда дело касается конкретных вопросов: вырубки скверов, точечной застройки. Люди выходят и своими организованными действиями заставляют муниципальные власти отказаться от планов и перенести стройку в соседний двор, где жители не столь активны и организованны. Нужно понимать, что любая муниципальная власть исходит из принципа, чтобы было тихо. Любое привлечение внимания к тому или иному вопросу может повлечь за собой внимание прессы, органов, вызов к вышестоящему начальству, а оно по головке не погладит. Чтобы сделать свою жизнь лучше, нужно быть готовыми к этому.

— Почему же, по-вашему, наше общество не готово и большинство, как и ваша жена, вы сами об этом сказали, считают, что бороться с государством бесполезно?

— Ответ может быть разным: либералы скажут, что это коммунисты 70 лет загоняли людей в рабство, я как коммунист могу сказать, что в России тысячелетняя история рабства. Ничего с этим не сделаешь. В России есть такое отношение к государству, к царю-батюшке как к некоему институту свыше, который призван сделать нашу жизнь лучше. Нет такого отношения, чтобы потребовать чего-то.

Я не собираюсь никого звать на баррикады, заставлять свергать кого-то — это абсолютно бессмысленное занятие. Я исхожу из того, что существующий сегодня в России режим обречен, и наша задача, людей, которые говорят о новом мире, — удержать страну, чтобы между людьми существовала сеть взаимодействия, чтобы люди могли каким-то образом подхватить то, что будет падать.

— Вопрос от Андрея: «Поехали бы вы еще раз на Болотную? Принимали бы участие в беспорядках?»

— Я не принимал участия в беспорядках. Это фантазии следственной группы. Беспорядки были в Бирюлёво, хотя они почему-то не были квалифицированы как массовые беспорядки. Толпа сметала всё на своем пути, люди били витрины, переворачивали машины. И названо это было хулиганством. Если уж там хулиганство, то на Болотной площади была прогулка детсадовская.

В тюрьме посмотрел «Бандитский Петербург»

— Вам поступил вопрос от Химены из Аргентины. Я знаю, что она вам писала в СИЗО. Она очень рада, что вы, наконец, оказались на свободе и пишет: «Мои товарищи и друзья передают вам огромный привет, не только из Аргентины, но и из других латиноамериканских стран, а также из Испании, Англии, Германии, Латвии, Азербайджана и Украины». Химена интересуется условиями в российских тюрьмах и хочет сравнить их с аргентинскими: «У нас вообще, родственники должны послать продукты узникам. Ситуация в тюрьмах очень сложная, трудная. Где место для 10 человек, то находятся 15, или больше»…

— Насколько я знаю, подобной практики в российских тюрьмах пытаются избежать. Я находился в изоляторе временного содержания на Петровке, потом в СИЗО- 1 («Матросская тишина»), в СИЗО «Водник», побывал в больнице на «Матроске». Один или два раза было так, что в камере было на одного человека больше, чем мест. И то ночью мог человек зайти, а утром или меньше чем через сутки кого-то забирали.

resize

— Вы чувствовали к себе особенное отношение?

— Я знаю, что Лене Развозжаеву не дают телевизор в камере смотреть и так далее. Я к себе не заметил особого отношения. Наоборот, бывало даже сочувствие со стороны сотрудников СИЗО, от которого ни холодно, ни жарко.

— А как сокамерники? Что это были за люди? Все закоренелые уголовники?

— Естественно все уголовники. Медведев же сказал, что у нас в стране нет политических заключенных. Если премьер-министр так сказал, как с этим поспорить?

— И что, по фене можете теперь разговаривать?

— В российских тюрьмах реализуется такой принцип, что люди, которые попали за решетку впервые, сидят отдельно от тех, кто уже побывал в местах заключения. Да и общаясь с уже сидевшими людьми, я не заметил, что кто-то там по фене разговаривает. Конечно, какие-то специфические слова используются, но нет такого, как показывают в кино, что от первого до последнего слова идет какая-то речь, которая требует перевода.

— Тюремщики вам сочувствовали, а как относились сокамерники?

— Тоже сочувственно, как к человеку, который пытался бороться с ветряными мельницами. Но сочувствие было, а понимания не было. Часто спрашивали: «Зачем вам все это надо? Вам хотя бы платили?» На ответ: «Нет, не платили», — искреннее удивление было у людей.

— Кормили как?

— Баландой, но иногда была возможность ею не питаться — носили передачи, через терминал можно было заказывать продукты, если были деньги на лицевом счете. Хорошо, что люди помогали с воли. Сначала, весной и в начале лета, не очень была съедобной тюремная еда. Правда, на протяжении всего времени утром давали кашу на молоке — как правило, из сечки. К концу лета — ближе к осени еда стала получше; обед был реально с мясом, а не с запахом мяса. По крайней мере, раз в день можно было нормально поесть.

— Чем вы в основном занимались?

— Целый день, что хочешь то и делаешь. Читал книги, смотрел телевизор, играл в настольные игры — шахматы, нарды, домино. Телевизор до часу ночи был разрешен.

— Какие там самые популярные каналы у заключенных?

— Транслируют все каналы, какие есть — порядка 20. Самые популярные криминальные передачи: «Петровка, 38», «Дежурная часть», «Чрезвычайное происшествие». Смотрят и сериалы. Я в тюрьме посмотрел «Бандитский Петербург» полностью и сериал про Япончика, знаменитого одесского вора. Очень интересно.

— Ну, а какое-то переосмысление жизни у вас там произошло?

— У человека в обычной жизни редко бывает возможность остаться наедине со своими мыслями. Но когда ты лишен обычного набора действий — работа-дом-работа-дом — появляется свободное время, в том числе и для того, чтобы поговорить с самим собой. Но я заметил, что люди не любят этого. Фактически все время в камерах у нас работал телевизор, даже если его никто не смотрел — просто фоном. Я пытался с этим бороться. И на воле это распространено. Телевизор просто убивает сознание.

— Как вы сами воспринимали происходящее? Не возникали мысли о несправедливости судьбы и невыносимости бытия?

— Мыслей о суициде у меня не было, не дождетесь. Если честно, думаю, что посидеть полгодика не помешало бы каждому представителю мужского населения страны. Мозги на место ставятся. Многим моим знакомым это было бы полезно.

— Не предлагали вам как-то улучшить свою судьбу?

— Нет, никто не приходил ни ко мне, ни к моим подельникам. Да и вообще на всех людей, с которыми я сидел, наибольший эффект производило то, что долгое время с ними ничего не происходило — и следователь не приходил, и никаких следственных действий не проводилось. Через два-три месяца человека увезли — продлили содержание под стражей. И опять ничего. Полтора года можно сидеть в ожидании решения своей судьбы. Несмотря на прописанные в уголовном кодексе правила о том, что следствие должно вестись в разумные сроки, что в течение месяца-двух человека нужно осудить, и только если следствие представляет особую сложность, его продлевать. Почему-то особая сложность у каждого второго преступления. Непонятно, чему учат всех следователей, если у них каждое второе дело особой сложности, и нет никакой возможности раскрыть его в течение двух месяцев.

— Какой эффект имеет эта неопределенность? Люди ломаются?

— Люди устают, просто устают. Пару раз я встречал такую ситуацию. Когда человек только заезжает, думает о том, что сейчас посадят его максимум на год, на большее он не согласен. Но два месяца он посидел в такой обстановке, суд дает ему три года и он счастлив, что дали не пять, условно говоря. Человеку хочется поскорее определиться.

— Ну, а вы думали, какой срок дадут вам?

— Я не предполагал, что мне что-то дают. Я был уверен, что все будет хорошо.

— Что такую уверенность давало?

— Анализ ситуации. Я понимал, что в основном по «болотному делу» проходят по двум статьям. А у кого она одна — это не просто так. Исходя из логики событий, мне могли вменить и 167 статью — уничтожение имущества. Было очевидно, что мне и некоторым другим фигурантам оставили одну статью без 318-й — применение насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов — чтобы в нужный момент нас всех выпустить. И перед Олимпиадой этот нужный момент настал.

Единственный момент, при котором нас всех закрыли бы жестко и бескомпромиссно, если бы в стране все было хорошо. Никто бы даже не заметил. Другое дело, если бы гражданское общество проявило большую активность, нас бы вообще всех могли выпустить.

«Сейчас буду искать работу»

— Бездарь спрашивает: «Следите ли вы за судьбой остальных „болотников“? Как на ваш взгляд сложится их судьба?»

— Да, недавно был день рождения у Степана Зимина. Я отправил ему письмо через портал Росузника. Кстати, это хорошая возможность совершенно бесплатно написать любому узнику «Болотной». Обычно письмо туда стоит 50 рублей, а обратно — чистый бланк, чтобы человек смог написать ответ — 100 рублей. Благодаря Росузнику у меня целая стопка писем скопилась.

— Кстати, все ли письма до вас дошли? Была ли какая-то цензура?

— Единственное письмо до меня не дошло, которое мне брат написал, когда я попросил рассказать, как прошел очередной совет «Левого фронта». Эта информация, видимо, цензуру не прошла. Это было, когда я лежал в больнице «Матросской тишины». Как мне рассказывали, существуют разные правила в разных централах. В 5-м централе «Водник» из писем вырезали цифры — например, телефонные номера писать бесполезно. В каких-то централах запрещено передавать книжки.

Что касается остальных фигурантов «болотного дела» — надо следить за новостями. Потому что, исходя из последних событий, создается ощущение, что процесс гонят. А раз гонят — значит, хотят успеть до Олимпиады побыстрее закончить. Заканчивать посадками — нелогично.

Проблема в том, что 212-ю, попавшую под амнистию — благодаря чему я оказался на свободе — с тех, кто сейчас под судом, не сняли. 212-я — тяжкая статья — подразумевает наказание от 3 до 8 лет. При том, что 318-я всего до пяти.

Сложно прогнозировать, представлять, что в голове у этих людей, которые стоят за «болотным делом», чем они руководствуются. Но фигурантам может помочь гражданская активность общества. Нельзя, чтобы люди забывали об узниках «Болотной». Многие уже не воспринимают митинги в их поддержку: «О чем вы говорите? Какое „болотное дело“? Путин же всех отпустил. Амнистия прошла — все же на свободе». Власть делает все, чтобы это ушло с телеэкранов. Внимание к процессу минимизируется. Но нужно продолжать бороться за этих людей. Тогда скорее всего будет так, что они окажутся на свободе. За исключением, конечно, Удальцова и Развозжаева — борьба за них представляет особую сложность.

— Что планируете делать дальше?

— Жить, дышать воздухом.

— До ареста вы были заместителем директора МУП «Новоталицкое предприятие социального-бытового обслуживания». Сохранилась за вами эта должность?

— Нет, уже после освобождения я узнал, что был уволен за два месяца до ареста, причем по собственному желанию. Сейчас буду искать работу. Пользуясь случаем, хотел бы обратиться к читателям — готов рассмотреть все предложения.

Автор: Ольга Шаронова


Комментировать

Загрузить изображение

Защита от спама *  Защита от автоматических сообщений


Это нравится:0Да/0Нет Андрей 19:12 17.01.2014
Поехали ли вы еще раз на Болотную? Принимали бы участие в беспорядках?

Это нравится:0Да/0Нет Алексей Кипелов 11:17 17.01.2014
Приветствую, Диман! Ты уже рассказывал на прошлой пресс-конференции, да и потом в неформальной встрече, о состоянии нашей пенитенциарной системы. Но хотелось бы, чтобы об этом узнало большее количество людей. Расскажи о ее эффективности и о том, как выжить в условиях тюрьмы. И второй вопрос. Расскажи о том, как действовать людям, желающим помочь политузникам, да и вообще изменить ситуацию в стране. Спасибо

Это нравится:0Да/0Нет Алла 15:28 16.01.2014
Повлиял ли на карьеру Элины арест Дмитрия? Как юрист она принимала участие в его деле?

Это нравится:0Да/0Нет Алла 15:17 16.01.2014
Почему Дмитрий скрыл от жены свое участие в митинге на Болотной 6 мая 12 гола. Поддерживает ли она его политические взгляды?

Это нравится:0Да/0Нет Канадский всадник 17:25 14.01.2014
Зачем нужно было таскать туалет? Именно туалет! В чем логика протеста? Зачем вы мотали его туда-сюда? И вопрос, как вы готовы менять нашу жизнь к лучшему? Речь не о протестах, а вашем вкладе в изменение жизни, созидание! Не приветствую весь тот пафос героизма, с которым говорят о вас, но очень надеюсь получить ответы от вас на заданные эти вопросы?

Это нравится:0Да/0Нет Бездарь 15:45 14.01.2014
Дмитрий, почему именно вас посадили? не обидно было получить обвинение в расшатывании биотуалета? Следите ли вы за судьбой остальных "болотников"? Как на ваш взгляд сложится их судьба?

Это нравится:0Да/0Нет Миша 15:07 14.01.2014
В течение почти года после событий 6 мая было предчувствие, страх, что вам припомнят этот эпизод с туалетами и другие?

Это нравится:0Да/0Нет Илья Шаронов 13:22 14.01.2014
Вопрос от нашего постоянного читателя и внештатного автора Аллы Новиченко:
Помогал ли вам Илья Пономарев? Вы ведь были его помощником (мне кажется, что вас и арестовали поэтому)
От редакции: Вы сейчас остаетесь помощником Пономарева? Общались ли вы с ним после выхода на свободу?

Это нравится:0Да/0Нет Химена из Аргентины 21:02 13.01.2014
Привет, товарищ! Привет из Аргентины!
Прежде всего, хочу сказать я очень очень рада Вы наконец на свободе!!!
Мои товарищи и друзья передают Вам огромный привет, не только из Аргентины, а то из других латинскоамериканскх стран; тоже из Испании, Англии, Германии, Латвии, Адзервайжана и Украины. И конечно из России.
Я хочу спросить как вообще ситуация в российских тюрьмах. Достаточно еды? Зимой холодно в клетках?
В Аргентине вообще, родственники должны послать продукты узникам. Ситуация в тюрьмах очень сложная, трудная. Где место для 10 человек, то находятся 15, или больше. Многие попадают в эту ситуацию из-за нищеты, в которой живут. Хотя насколько я знаю политзаключённых у нас нет сейчас. И если пишешь узнику, нет цензуры.
Есть много вопросов. Но пока это всё.
Берегите себя! Венсеремос!
Крепко обнимаем
Химена

Добавить новость
Правила размещения новости
Место события*
Дата события*
Выбрать дату в календаре
Контактное лицо*
Телефон для связи*
Электронная почта*
Уведомить о публикации
Текст новости*
Вы так же можете прикрепить новость в виде текстового документа или архива со всеми сопутствующими материалами (фотографии, видеоролики).
Прикрепить файл
добавить еще
Капча*